Идти ли к психологу? 6 поводов для сомнений

Идти ли к психологу? 6 поводов для сомнений

Психотерапия сегодня перестала быть чем-то странным, это почти обычное дело. Однако сопротивление и настороженность остаются. Сейчас мы постараемся в этом разобраться.

 

«К нам в центр иногда приходят те, кто хотел бы изменить не себя, а соседа, начальника, мужа или детей.  В этом случае психолог старается выяснить, в чем запрос самого обратившегося. И бывает, что клиентам такой подход не нравится, потому что они рассчитывали на быструю «починку» других. Но среди тех, кто сформулировал проблему или желание, удовлетворенность психотерапией близка к 100%».

Специалисты единодушны: никогда еще у них не было столько пациентов. Но у многих есть колебания, опасения и внутренние противоречия. Мы приводим список наиболее распространенных страхов и предубеждений, которые мешают обратиться к психотерапевту.

  1. Я и так знаю, почему страдаю 

«Я знаю свои трудности и, возможно, смогу преодолеть их самостоятельно» — этот аргумент служит для того, чтобы успокоить себя.  Надо прежде всего задаться вопросом, почему решение еще не найдено. Наблюдать за собой, понимать себя — это трудно. Мы словно рассматриваем себя в кривом зеркале. Самоанализ — миф».

Психотерапия — это не обязательно шокирующие откровения о себе

Родившаяся в советское время идеология сознательного самоконтроля отсылает нас к повелению: «будь сильным, терпи, стиснув зубы, добейся победы, заслужи признание». В нашей культуре страдание часто ассоциируется с внутренней силой, но на деле, чтобы открыться другому и преодолеть свои трудности, требуется больше отваги.

Не следует забывать и о том, что психика, крайне сложная по своей структуре, не ограничивается сознательным «Я». Иллюзия способности самостоятельно справиться с трудностями защищает и еще от одного страха: оказаться, в связи с психотерапией, лицом к лицу со скрытой, чудовищной частью самого себя. «Вокруг того, что происходит в кабинете психотерапевта, слишком много домыслов. На самом деле это вовсе не обязательно шокирующие откровения и ужасные открытия о самом себе».

2. Мне не настолько плохо 

«Я думаю, что мои проблемы недостаточно серьезны, чтобы заинтересовать психотерапевта. Я боюсь, что он не станет меня слушать», — рассказывает 47-летняя Элеонора.

Подобные аргументы — результат негативного суждения, обесценивающего взгляда на самого себя. «Иногда проблемы с самоуважением не дают нам даже представить, что мы заслуживаем того, чтобы нас выслушали, чтобы нам помогли.  Мешает также всепоглощающее чувство вины: «Как я могу жаловаться, когда другие страдают от нищеты или тяжелых болезней? У меня есть все для счастья, мне следует быть счастливым».

Но ощущение благополучия не зависит от нашей воли. Мы порой так привыкаем к своей душевной боли, что перестаем ее замечать, воспринимаем как неизбежный фон других событий. Только почему-то не чувствуем себя счастливыми. А позже физические болезни начинают нам сигнализировать о том, что пора что-то менять.

Чтобы «позволить» себе обратиться к психотерапевту, вовсе не нужно оказаться на дне пропасти. Даже благоразумнее назначить встречу заранее, пока вы еще не дошли до этого. Некоторые приходят к психотерапевту один раз, просто чтобы подвести итог или констатировать, что они не нуждаются в терапии. Пора наконец покончить с фантазией, будто психотерапия предназначена исключительно для людей, которым невыносимо плохо.

  1. Боюсь ворошить прошлое 

«Такой довод, как «не хочу ворошить прошлое, пережевывать неприятности», звучит часто,  но мы скорее рискуем возвращаться к ним снова и снова, если избегаем похода к психотерапевту.

Мы стараемся забыть прошлое, но оно нас не забывает.

Прокручивать болезненные события в голове, возвращаться к ним — именно это мы делаем, когда остаемся наедине с трудностями. И наоборот, во время терапии мы можем сойти с этого круга. Дело в том, что присутствие третьего лица — психотерапевта — побуждает нас сменить пластинку, изменить восприятие, придумывать новое».

Возвращение к прошлому в настоящем времени сеанса психотерапии может причинить боль. Но во время этой встречи с моментами нашей истории, которые постепенно выпускают нас из плена, мы не одни: нам помогает психолог, сопровождая в самые трудные моменты. Цель терапии — не вернуться в детскую травму, а посмотреть на нее глазами взрослого, у которого есть новые возможности. Есть и такие направления психотерапии — включая системную семейную, — которые не стремятся погрузить клиента в прошлое и направлены скорее на поиски ресурсов.

4. Не хочу говорить о сексе 

«Я подумываю обратиться к психотерапевту, но мне не хочется говорить о своих сексуальных фантазиях с незнакомым человеком».  Можно и не делиться сексуальными фантазиями, это не условие и не обязательная часть терапии.  К тому же клиенты сами выбирают, о чем им хочется говорить. Могут, например, рассказать о том, что ели вчера на ужин, вспомнить семейные рецепты, кухню матери, любимые кушанья детства…»

Терапевт может задавать вопросы и предлагать тему, но никогда не заставляет клиента говорить о том, к чему тот не готов. И сексуальность в психотерапии не сводится  к половым органам. Психоаналитики считают, что секс повсюду: в оральном импульсе, благодаря которому пища нам нравится или мы отказываемся от нее, как при расстройствах пищевого поведения. В скопическом импульсе, который управляет удовольствием видеть или быть увиденным, а также интересом к фотографии, кино и так далее.

И в ежедневной жизни, в том, как мы улыбаемся, смотрим друг на друга, чувствуем себя мужчиной или женщиной, тоже обязательно присутствует секс. Но многие клиенты на консультации действительно рано или поздно упоминают свои сексуальные практики и предпочтения, а также воображаемые сцены. Некоторые пользуются перифразами, чтобы избежать слов «пенис» или «вагина», или не осмеливаются сказать, что занимаются мастурбацией.

Но, по мнению психотерапевта, опасения исчезают, когда устанавливается доверие и клиенты понимают, что о них не будут выносить суждения. Психотерапевт не судья, а его кабинет — защищенное, нейтральное пространство, где можно говорить обо всем.

  1. Для меня это слишком дорого.

Стоимость различных видов психотерапии — один из факторов, которые заставляют нас колебаться. «Но разве наше плохое самочувствие не обходится дорого?  За симптомы, блоки, невротические модели поведения, тревоги мы расплачиваемся неудачами в работе и в любви, жизнью без радости. Не стоит также забывать о бесполезных тратах, с помощью которых мы пытаемся возместить то, чего нам не хватает. Делать ставку на «иметь», а не на «быть», из-за того, что мы не чувствуем, что существуем, — это невыгодный расчет. Ничто не обходится нам так дорого, как жизнь, которая проходит мимо».

Какие возможности есть у тех, у кого ограничен бюджет?

В ГУ «Территориальном центре социального обслуживания населения Ленинского района г.Бреста » предоставляет услуги психолога по льготным ценам.  Первая консультация проходит бесплатно, дальнейшие встречи на платной основе, одна встреча стоит 5 бел.руб.

  1. Не верю, что мне это поможет 

«Моя проблема слишком застарелая, она уже вросла в меня, стала частью личности, поэтому, я боюсь, ни один психотерапевт с этим не справится», — жалуется 43-летняя Алевтина.

«Психотерапевт помогает нам сделать что-то важное для себя, при условии, что нам этого хочется. Но случается и так, что какая-то часть нас, хотя мы этого не сознаем, предпочитает поддерживать привычную неудовлетворенность и сохранять знакомый симптом, лишь бы не встретиться лицом к лицу с неизвестностью».

Иногда недоверие представляет собой бессознательный нарциссический вызов, брошенный психотерапии: «Я особенный, мои трудности и страхи совершенно уникальны! Сможешь ли ты, психотерапевт, сдвинуть меня с места?» Сомнение также часто является симптомом депрессии, который стоит принять всерьез, — «У меня настолько безнадежное положение / я в таком отчаянии, что никто не в силах меня вытащить». И это как раз веская причина назначить встречу с терапевтом как можно скорее.

При создании статьи использовались интернет источники.

Добавить комментарий